?

Log in

No account? Create an account
Первая глава книги - Пил вино он и влип [entries|archive|friends|userinfo]
vorofikin

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Первая глава книги [Nov. 28th, 2012|08:38 pm]
vorofikin
[Tags|]

Виктор Кресс. Быть губернатором в эпоху перемен

Вместо вступления

Кабинет губернатора

Весной 2011 года томский губернатор Виктор Кресс покинул свой кабинет на четвертом этаже здания областной администрации и переселился в кабинет поменьше, который раньше занимал его первый заместитель Сергей Ильиных. Последний после выборов в Томскую городскую думу, состоявшихся накануне, неожиданно принял решение покинуть исполнительную власть и занял кресло председателя думы города Томска, одновременно став «вождем» регионального отделения партии «Единая Россия». Карьерный зигзаг молодого политика был столь внезапен, что Кресс первое время даже не пытался подыскать ему замену. Губернатор перераспределил обязанности Ильиных среди других своих замов и его кабинет несколько месяцев стоял пустым. В него-то и переехал Виктор Мельхиорович на время ремонта в своем губернаторском офисе.

Зачем и почему Кресс вдруг затеял новый ремонт, было неясно. Чиновники «Белого дома» месяц ходили озадаченные мимо раздолбанного входа в Первую приемную, завешенного мутной политэтиленовой пленкой. Там, за завесой, суетились рабочие, слышались визжание электродрели, стук молотка, завывание пилы, и все это выглядело странно – не потому, что политика вообще-то делается в тишине, а потому, что не понятна была сама цель ремонта.



Виктор Кресс разместился в этом кабинете двадцать лет назад, в 1991 году. Ранее его хозяином был всесильный Егор Лигачев, потом – другие первые секретари Томского обкома КПСС – Александр Мельников, Виктор Зоркальцев, Александр Поморов. После августовского путча 1991 года и запрета компартии кабинет был опечатан и оставался никем не занятым, пока интрига с назначением главы томской областной администрации не завершилась назначением на этот пост 43-летнего Кресса и переселением его с третьего этажа (где сидели руководители областного совета) на четвертый.

Лет десять Кресс ничего не менял в главном кабинете области. Но однажды в Томск с визитом приехал бывший вице-премьер российского правительства Борис Немцов, который, после встречи с губернатором, осмотрев непритязательную обстановку в помещении, бросил что-то вроде: хороший ты мужик, Виктор Мельхиорович, но апартаменты у тебя хреновые!

Реплика Немцова задела Кресса и совсем скоро в его офисе застучали молотки и завизжали пилы. К изготовлению деталей интерьера привлекли лучшего томского «краснодеревщика» Терлецкого, Декоративные панели, балки, пилястры, мебель – все было сделано по высшему разряду, стильно, достойно. В дальнейшем гости томского губернатора, зайдя в его «апартаменты», лишь цокали языками и выражали свое восхищение увиденным.

И вот – новый ремонт. Раз в десять лет – может, оно и надо. Но в марте 2012 года у Кресса заканчивался срок полномочий губернатора и затевать переоборудование своей резиденции накануне неизбежного (как казалось тогда окружающим) прихода нового хозяина – по меньшей степени неразумно. Так, во всяком случае, думалось этим самым окружающим. И понеслись глухие шептания по коридорам «Белого дома»: «Ой, неспроста все это. Видимо, Крессу дали гарантии на следующий срок!»

До губернатора, наверняка, доходили эти разговоры. Он на них не реагировал. Никак. Посмеивался, быть может, над извечной привычкой чиновного люда чесать языками по поводу каждого шага и жеста своего начальства. А спустя месяц вернулся в обновленный  и оттого какой-то чужой кабинет, и все потекло как прежде. Включая реку Томь, на которую из окон старого нового губернаторского кабинета открывается прекрасный вид. Впрочем, река и не думала останавливаться на время ремонта в «Белом доме». Текла себе и текла…

От Горбачева до Медведева

Весь 2011 год томская элита провела в нервном напряжении. Грядущий уход Кресса с поста губернатора представлялся если не концом света, то чем-то очень схожим. Двадцать лет губернаторства – это не шутка. Собственно, всю новейшую политическую историю Томской области можно заключить в три слова: «Кресс Виктор Мельхиорович».

Он стал главой региона еще в те времена, когда существовало государство под названием Союз Советских Социалистических Республик.

Родившиеся в 1991-м, в год назначения Виктора Кресса главой администрации Томской области, в 2011-м уже заканчивали вузы. Некоторые уже родили своих детей.

Двадцать лет – огромный срок, почти вечность! Двадцать лет правил Францией и половиной Европы Наполеон. «Застойные» времена Советского Союза, возглавляемого Брежневым, длились очень долго. Семнадцать лет! Хрущев руководил страной десять лет. Ельцин – девять. Горбачев – и того меньше, всего-то шесть с хвостиком.  

Двадцать лет назад персональный компьютер в России был такой же редкостью, как колбаса в свободной продаже. Не было сотовых телефонов,  айфонов-айпэдов, цифровых фотоаппаратов, FМ-радиостанций, кабельного телевидения, Интернета и электронной почты, шкафов-купе, гипсокартона, голландских роз, супермаркетов, салонов по наращиванию ногтей... Еще не клонировали бедную овечку Долли. Мир ничего не знал об атипичной пневмонии и свином гриппе, а россияне - почти ничего о СПИДе.

В 1991 году жители Томской области ведать не ведали, что такое водка «Ностальгия», пиво «Крюгер», минеральная вода «Чажемто» и «Омега», пельмени от «Ламы», торты от «Антонова двора», компьютеры от «Стека». Не существовало в природе второго моста через Томь, особой экономической зоны в Академгородке, часовни Иверской богоматери, Губернаторского квартала, кинотеатров с 3D, футбольной команды «Томь» в премьер-лиге…

Нам еще предстояло пережить крах Союза, либерализацию цен, ваучеры и приватизацию, расстрел «Белого дома», новую Конституцию, войну в Чечне, многомесячные задержки с выплатами пенсий и зарплат, бартер, банкротство предприятий, дефолт 98-го года, строительство властной вертикали, политическую и экономическую стабилизацию, очередной мировой финансовый кризис 2008-го…

Кресс заступил на свой пост при президенте СССР Горбачеве. Правда, назначал его президент РСФСР Ельцин. Россия еще как-то обходилась без Путина В.В. и Медведева Д.А. "Единой России", Государственной думы и Совета Федерации, федеральных округов. Ничего этого еще не было.

А Кресс уже был. Он занимал тот же кабинет на четвертом этаже «Белого дома», что и сейчас. И сложно понять умом, как это ему удалось – пройти через все политические и экономические катаклизмы, смену вех, президентов, бесконечную череду выборных кампаний (только губернаторских – трижды), пройти этот путь и – остаться.

К концу 2011-го Виктор Кресс являлся старейшим (не по возрасту, ему всего-то было 63, а по сроку нахождения у власти) главой региона Российской Федерации. После отставки в июле 2010 года Муртазы Рахимова, руководившего Башкирией с 1990 года,  Кресс оставался самым «древним». Правда, был еще Леонид Полежаев, назначенный главой Омской области тоже в 1991 году, но – в ноябре. На месяц позже Кресса.

В соседнем Красноярском крае за эти двадцать лет сменилось пять губернаторов, столько же – в Алтайском крае и Иркутской области, в Новосибирской области – четыре.  Кресс «пережил» всех.

Достижение томского губернатора тем удивительнее, что с 2004 года процедура избрания региональных руководителей кардинально изменилась. Президент России имел практически неограниченные возможности как по снятию с должности не устраивающих его действующих губернаторов, так и по назначению новых. И Путин до 2008 года, и Медведев – потом, этим правом неоднократно пользовались, обновив губернаторский корпус за семь лет процентов на 90. Кресс прошел через эту процедуру в марте 2007 года, получив от Владимира Путина «ярлык на княжение» еще на пять лет.

И хотя разговоры об отставке томского губернатора вспыхивали с разной периодичностью в течение всех двадцати лет его нахождения у власти, каждый раз они превращались в пшик. Как-то незаметно старели и сходили с политической арены реальные и потенциальные соперники Кресса, некогда полные амбиций и честолюбивых планов: Леонид Филимонов, Виктор Калюжный, Степан Сулакшин… Иных уж, как Александра Поморова и Владимира Бауэра, и нет на свете. И даже молодой выскочка Александр Деев, соревновавшийся с Крессом на губернаторских выборах 1999 года, хоть и еще в соку, но давно не мальчик – ему уже за пятьдесят.

А Кресс был по-прежнему у руля!

К нему настолько привыкли в области, что кажется, он будет здесь вечно.  Кресс стал такой же органичной частью региона, как Обь с притоками. Попробуйте изъять ее с карты области! И Кресса изъять, так на политической карте области сразу дыра образуется.

Феномен Кресса

Эта феноменальная непотопляемость Виктора Кресса должна иметь какие-то причины, ресурсы, какую-то основу. Нечто базисное.

Томская область пусть и не самый большой регион России, но и не самый маленький. Богатый нефтью и газом, прочими полезными ископаемыми, лесом. Признанный научно-образовательный центр. Миллион жителей.  Динамично развивающийся, вполне привлекательный регион, со своей особой историей, насчитывающей четыре века, очень качественным человеческим капиталом. Прибрать его к рукам, без всякого сомнения, хотелось многим доморощенным и столичным политикам.  

И хочется по сей день.

В России наработаны десятки вариантов и схем смены власти в провинции. С новым порядком назначения губернаторов их количество и разнообразие не уменьшилось.

Но Томская область из-за Кресса стала особым случаем. За двадцать лет ни региональная элита, не федеральная так и не решились или не захотели бросить серьезный, полновесный вызов томскому руководителю - настолько все эти годы были прочны, незыблемы позиции губернатора. И в лихолетье 90-х, и в стабильные «нулевые», Кресс, как «ванька-встанька», был несбиваем и непоколебим. Его популярность в народе, подтверждаемая и различными социологическими исследованиями, и выборами (не только его собственными.  Не раз и не два Кресс ставил свое имя на чашу весов определенной политической партии или некоего конкретного политика, и неизменно эта чаша перевешивала остальные), лишь крепла и расширялась, причем – парадокс! -  чем тяжелее были времена, тем большим уважением у населения он пользовался.

При этом Кресс никогда не был политиком авторитарного типа. Журналисты, да и не только они, даже склонны считать его чересчур мягким и излишне доверчивым политиком. Все двадцать лет в области издавались оппозиционные газеты. Томская телекомпания ТВ-2 взросла на критике власти (и губернатора в том числе) и по сей день является флагманом независимой региональной журналистики России. В представительных органах власти области представлены все ведущие политические партии, включая «Яблоко» и Союз правых сил. Бывшие оппоненты Кресса на выборах после проигрыша не становились изгоями, а продолжали заниматься политикой. Некоторым из них Кресс, забыв обиды, помогал – как, например, Ростиславу Попадейкину и Петру Кошелю, своим соперникам по первым губернаторским выборам 1995 года, которых он позже пригласил на работу в областную администрацию руководителями департаментов.

Но главное, видимо, не в личностных качествах Виктора Кресса. Точнее, не только в них. Главное в том, что корабль «Томская область», который он вел все эти двадцать лет, пусть и не стал отдельно выстроенным раем на земле, но в шторма держался на плаву, а когда подул попутный ветер – понесся на всех парусах, обгоняя многих гораздо более мощных и оснащенных соседей.

Будучи сереньким середнячком в конце 80-х годов прошлого столетия, Томская область сегодня по ключевым показателям находится в числе регионов-лидеров в Российской Федерации, а по ооновскому индексу развития человеческого потенциала – в первой пятерке. Область, в 70-е – 80-е годы делавшая ставку в основном на добычу нефти и леса, при Крессе, наконец, обрела свое истинное лицо, связав свое будущее с наукой и образованием, экономикой знаний и интеллекта.

Я не знаю, как складывались бы дела в Томской области при другом губернаторе. Никто не даст на это определенный ответ.  Он и невозможен, поскольку сослагательного наклонения история не имеет.

Но я знаю, как складывались дела при Викторе Крессе. Наблюдая за его работой сначала со стороны, в качестве журналиста и редактора, потом изнутри, будучи одним из членов его команды, я видел, как в пыли альтернатив, при множестве проблем и скудности возможностей, вырабатывались решения, предопределяющие пути развития области, судьбы ее жителей.

Эта книга – о том, как это было. О том, почему это было так, а не иначе.

В ней – события всех двадцати лет губернаторства Кресса. Более подробно – о первых десяти годах. Потому что многое из того периода времени уже стерлось из памяти, спрессовалось под спудом поздних наложений. Выросло целое поколение, не знающее, что скрывается за придуманным кем-то штампом «лихие девяностые». А ведь именно тогда все закладывалось и определялось, оттуда истоки сегодняшних очевидностей. Попробуем отмотать нить времени вместе с хроникой жизни и деятельности томского губернатора.

Книга основана на личных наблюдениях автора, материалах из архива, текстах интервью, статей, публичных выступлений Виктора Кресса, оценках и комментариях  широкого круга лиц: политиков, чиновников, экспертов, журналистов, бизнесменов, общественных деятелей.

Считайте ее наброском очерка новейшей истории Томской области, преломленной через биографию главного действующего лица.



linkReply